Марк Остерман

Судьба Человека

 
Марк Остерман
Связист ( Светлой памяти Рыбицкого Владимира Фёдоровича)
Казалось, горела земля под ногами
В последнем кровавом и страшном бою...
В дыму вдруг увидел глаза... Это мама?
"Не бойся, сыночек! Я рядом стою...

В молитвах и мыслях всегда я с тобою,
Иди, мой родной, день настал - победить!
А я, перед Богом, своею мольбою
Сумею тебя и других отмолить!"

Он вздрогнул невольно... Да что ж это? Грёзы?
А может быть, час его смертный пробил?
Смахнул он рукою внезапные слёзы...
Он помнит о долге! Он клятв не забыл!

"Кто старший? Ребята! Давай перекличку!"
"Да только живым ты остался, майор!"
Он крыльев связиста коснулся в петличке,
Звезду на фуражке рукою протёр...

И встал во весь рост, осыпаемый пеплом.
"За Родину, братцы! Вперёд на врага!"
В кромешное зарево адского пекла
Повёл он весь полк за собою тогда....

Что видел в бою он последнем, смертельном:
Глаза своей мамы? А может врага?
Не важно мне это! Склоняю колено
Пред подвигом Деда, застывшем в веках!

***

Старое кладбище! Город Ульяновск!
Здесь под свинцовою Красной Звездой
Спит Человек, что ушёл очень рано
В Вечность - навеки, в Бессмертный покой!

Марк Остеман
апрель 2020г
29.04.2020 13:01
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"А ему лишь всего восемнадцать..." ( светлой памяти Михаила Георгиевича Дроздецкого)
Он ушёл на войну в восемнадцать,
Сожалея тогда об одном:
Что с фашистом ему расквитаться,
Не успеть за Отчизну и дом!

"В гриву - хвост" гонят ворога Наши
Третий год, не жалея себя!
И в пропитанных кровью тельняшках
Видит он совсем юных ребят!

И ему, позарез, нужно в битву!
Чтоб фашисту успеть отомстить!
За сожжённые сёла и жниву
Не возможно вражину простить!

И за слёзы простить не по силам,
Что рекою безбрежной текут...
Нет числа на России могилам...
Нет садов, что по маю цветут...

Вот за Это идёт он в атаку...
И за Это он бьётся с врагом!
За родных! И за маму! За брата!
За поруганный отчий свой дом!

Он успеет! Он сможет! Он сдюжит!
От расплаты никто не уйдёт!
В пепел всех он врагов "отутюжит"!
Чтоб без вЕсти пропал весь их род!

Ну и что, что ему восемнадцать?!
Он готов за Отчизну стоять!
Он до смЕрти с врагом готов драться!
Защищая земли своей пядь!

Марк Остерман
апрель 2020 г
24.04.2020 07:06
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Под красною звездой"
У каждого из нас есть символ Веры.
Он только личный! Потому - Святой!
Кого - то Крест спасает от химеры,
Мой путь всегда под Красною Звездой!

Не потому, что я не верю в Бога...
(да кто же знает - есть Он или нет?!)
Судьбою нам дана своя дорога,
В которой радость делит горечь бед.

Я, может, и готов в Христа поверить...
Но вот служители мне Божьи не дают.
Привыкли всё монетой звонкой мерить.
Для них важнее собственный уют!

И как грибы растут повсюду Храмы...
А так ли важно это для Христа?!
Они не зарубцуют сердца шрамы,
Коль совесть для прощенья - не чиста!

И в коммунизм сегодня я не верю...
(давно уж понял - равенство - враньё)
Нам в "светлый путь" закрыты плотно двери...
"Стальные кости" все склевало вороньё!

Не верю - либералам! Демократам!
Уж слишком много пафоса и слов!
И хочется послать иного... "матом"...
Но это так... меж делом.. между строф...

Во что же верю я? В Народ Могучий!
И в Силу Духа, что у нас внутри!
И в Красную Звезду, что силой жгучей,
Нам не даёт забыть тот свет зари,

Что жизнью наших предков отвоёван!
И только ими я сейчас горжусь!
Земной поклон Тебе, Отважный воин!
За то, что отстоял Святую Русь!

Марк Остерман
апрель 2020 г
24.04.2020 06:57
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Два Ивана" (светлой памяти сапёра Николаева Ивана Прокофьевича)
"И пусть красивых, иностранных
Имён – без края и конца,
Ты сына назови Иваном.
Пусть будет в деда и отца."

Леднев Юрий Макарович

***
Ну отчего, мой друг, тебе не спится?
Листаешь тихо старенький альбом...
Мелькают за страницею страница,
И сердцу скорбно вторит метроном...

Я знаю, ты гордишься своим предком,
И смотрят с фото на тебя его глаза.
Твой дед Иван "щупы" сжимает крепко.
С войны он не пришёл домой назад...

Ошибся только раз, за перелеском...
И скорбное письмо летит родным:
"Пропал б/в ( дата ) под Смоленском."
Ни мёртвым не нашли и не живым...

Спустя десятки лет, отряд "Гвардейцев"
Отдаст его вам "смертный медальон"...
И чарку горькой со ржаничным хлебцем
Разделит внук Иван тогда с тобой...

Твой младший сын, наперекор утратам,
Внучонка в честь тебя решил назвать.
Он тоже станет, как и ты, солдатом.
И Память будет честно защищать!

И сколько б не прошло годин горючих,
С той прОклятой и огненной войны,
Иваны на Руси всегда могучи,
И встанут как один за честь страны!

И помнить будут до скончанья века,
Своих родных, кто за Отчизну пал.
Рука перехватила знамя древко,
И только крепче дух Иванов стал!

***

Так отчего ж тебе сейчас не спится?
Листаешь тихо старенький альбом...
Ты своим дедом можешь, друг, гордится!
В полку Бессмертном вам идти вдвоём!

Марк Остерман
апрель 2020
13.04.2020 08:39
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
***
За моею спиной весь Бессмертный мой Взвод!
Те, кто шёл воевать, знал, что только вперёд,
И ни шагу назад! За Отчизну и мать,
За детей и родных шли врага убивать!
Гнали скверну с земли, что была им родной!
Отстояли - Смогли! Своих жизней ценой!
Память нам о героях как воздух нужна!
И Бессмертной шеренгой вновь встаёт вся страна.
13.04.2020 08:38
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Разговор с дедом накануне 9 мая ( часть вторая)
Прошло немало зим и лет
С той памятной, до слёз мне, ночи.
В "мир светлый" отошёл мой дед,
Хоть разговор был не закончен...

Я помню всё, что он сказал
Тогда, в канун Победы нашей:
"Пусть подвиг тех, кто в битве пал,
Не станет днём, внучок, вчерашним.

Сегодня, завтра и всегда
Ты помнить должен поимённо
Своих родных. Через года
Они шеренгой станут ровной

Плечом к плечу с тобой пойдут
(Незримыми , пускай, отныне).
И вспыхнет над страной салют!
И каждый будет славить имя

Того иль тех, кто воевал,
Кто мир принёс своей Отчизне.
Хочу, чтоб ты не забывал,
Чтоб был достоин, внук, их жизни!

Смотри сквозь призму на года:
Весь твой Бессмертный взвод с тобою,
Лишь с ними не страшна беда,
Они всегда готовы к бою!

Нельзя не помнить о войне,
И горечь, ставшую святою.
Пусть сердце гложат по весне,
В салютах залпы над Невою.

"Иван" не помнящий родства,
Не сможет жить, поверь, достойно.
Пока душа людей черства,
Не прекратятся в мире войны."

Прошло немало зим и лет
С той памятной, до слёз мне, ночи.
В "мир светлый" отошёл мой дед,
Хоть разговор был не закончен...

Марк Остерман
март 2020 г
26.03.2020 13:52
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Рассказы деда Игната о солдатской смекалке ( часть третья)"
"Рассказы деда Игната о солдатской смекалке"
( часть третья )

У Игната на подворье
Ни коровы, ни свиней.
Слабость лишь старик имеет
До породистых гусей.
Он их холит и лелеет,
Кормит тем, что сам же ест.
А уж коли приболеют...
То у Деда сразу - стресс!
И "под нож" чтоб их отправить,
Даже мыслей нет таких...
(И к чему б мне тут лукавить
Об причудах об мужских? )
Эту "страсть" давненько знает
Всё село за Стариком.
Только вот не понимают,
Да судачат шепотком:
"Видно, наш Игнат свихнулся,
Коли Гусь ему как Брат...
Он таким с войны вернулся...
Знать, "хворает" наш солдат..."
Долго слушать пересуды
Дед Игнат не захотел
И однажды перед людом
Он рассказ такой имел:
"Уж которую неделю,
Окопавшись с двух сторон,
"Фриц" и "Мы" под Ригой млеем,
С голодухи, вишь ты, тлеем,
Аж в желудках стоит звон...
"Меж сторон" лежит селенье
И народу не видать,
Лишь скотинка "своим пеньем",
Не даёт солдатам спать.
Кажну ночь из той деревни
Звук доносится такооооой,
Что уж тут и не до прений:
Жрать хотим...хоть волком вой!
А движухи то не видно...
Ни от фрицев, ни от нас.
Все ведём, вишь, образ скрытный...
Вдруг пришёл такой приказ:
Чтоб вражину изнечтожить,
Позарез нужЁн "Язык" ,
Только взвод ваш, мол, и может,
Всё исполнить в сей же миг...
На словах то, да, конечно:
Взвод наш точно боевой!
Только как в "земле нейтральной",
Да в мороке, вишь, "зеркальной",
"Языка" взять под канвой?! "
Но солдатская смекалка
Нас и тут не подвела:
"Фрица дух до жрачки падкий:
Им бы суп с гусячей лапкой
Да чтоб шкварочка была...
Это ж токмо "русский Ванька"
Голод может "в кулак" взять,
Да желудок свой луженый,
В узелочек завязать...
Ну а Фриц в вопросе энтом
Тот ещё слабак, видать,
Он за супчик сей моментом
Враз продаст родную мать.
Ночью пробрались к деревне...
И ...поймали гусака...
Чуть не сдохлись в птичьих перьях.
Ждём фашиста ( месть сладка)...
Наш гусак привязан крепко,
(чтоб не сбёг, вишь, никуда)
А гусыни вокруг сцепкой
В круг горцуют "от бедра"...
Гусь "орёт"! Крылом трепещет!
А гусынечки вторЯт...
Смотрим, Ганс к деревне "чешет",
Знамо, кушать хочет, гад!
Так мы Фрица и споймали,
На его сыграв "беде"...
За гусей же тех медали
Чуток позже нам раздали...
Жалко... что не по Звезде...
Так что гусь не токмо римлян
Он и Русь спасти могёт!
Тем Солдат Наш, братцы, сИлен,
Что врага смекалкой бьёт!"


Продолжение следует...

Мак Остерман
февраль 2020 г
18.02.2020 10:57
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Разговор с Дедом накануне 9 мая" (из воспоминаний далёкого детства ) Часть первая.
Уснул весь дом! И только мне не спится...
На цыпочках иду, крадучись, в зал.
Ночник горит... Дым папирос струится...
И Дед альбомы старые достал!

Я в щёлочку смотрю: он тихо их листает.
И что - то шёпотом под нос себе бурчит.
О прошлом что ли дед мой вспоминает?!
А старый метроном в углу стучит...

"Скажи мне , Дед, что день грядущий значит?
И почему так важен он для нас?
Ведь завтра праздник! А бабуля плачет,
И молится на свой Иконостас.

Ну почему Великий День Победы,
Как в песне - "Со слезами на глазах"?
Ведь враг разбит! Закончились все беды...
Так от чего же -"С сединою на висках"?"

"Ответь мне, внук, имён ты знаешь много
Людей, что головы сложили в той войне?
Длиною в жизнь была для них дорога
И судьбы каждого в смертельном том огне..."

"Ты шутишь, Дед, наверное? Я взрослый!
Мне 10 лет уже! Я много книг читал!
О Зое! О Гастелло! Как Матросов,
Закрывши дзот, героем нашим стал."

Дед грустно улыбнулся: "Да, конечно!
Героев этих знает вся страна!
Но вот вопрос к тебе есть, внучек, встречный:
А помнишь ли родных ты имена?

Тех самых, что в годинушку лихую
Отдали жизнь свою, не глядя, за тебя
И смертью пали лютою, святою",
Себя, при этом, грамма, не щадя..."

"О чём ты, Дед? Я знаю о погибших!
Ты сам рассказывал о них мне в тишине
Ночей своих бессонных и охрипших,
Как в одночасье порванной струне...

Я помню твою боль в глазах безслёзных,
Как бумерангом отдающемся во мне,
Так расскажи же, Дед, пока не поздно,
Мне о родных, погибщих в той войне..."

P.S.
продолжение следует
11.02.2020 09:20
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Рассказы деда Игната: часть вторая"
Под вечор в избе Игната
СобралсЯ чеснтОй народ,
Ведь истории солдата
И малец и старец ждёт.
Дед Игнат, не торопяся,
Самокруточкой пыхтит,
И рассказ о том, как спасся,
Взвод его в кануне Спаса,
Души "дюже" бередит.
"Хошь вы верьте, аль не верьте,
Только случай был такой:
Оказались в лапах смерти
Мы под Курскою дугой.
Дан Приказ - врагу заслоном
Боевому взводу стать:
"Лейбштандартскую" колонну
(То, вишь, танкам - весом с тонну)
За мосток не пропускать.
А у нас, как ни крутися,
На бойца по шесть патрон...
Дух маленько наш тут скисся...
Как нести врагу урон?
Уж и так мы, и раз эдак,
Прокумекали всю ночь:
Как бы нам в бою победу
(и самим чтоб без ущербу)
Одержать над фрицем смочь?
Старшина под утро строго
Глянул вдруг на всех на нас
Говорит :"Плоха дорога!
Разве так "гостей"с порога
Мы должны встречать сейчас?"
А дорога та, как масло!
Тут не танк - обоз пройдёт!
Смотрим на него участно
(знать сознание угасло)
Страх, видать, своё берёт!
Ну, а он твердит: "За дело!
Вещмешки освободить!
Кучи видите? Что слева?
Их таскайте, братцы, смело!
Будем Гансам путь стелить!"
Перемазались, как черти,
Руки до костей разбив,
( пар валит из всех отверстий)
И словцом крепчайшим вместе
Старшину обматерив,
Враз закончили работу,
Только смысла не понять...
Как тот шлак с металлзавода,
Танки сможет задержать?!
Час - другой уж на исходе,
Ну а "Тигров", вишь, нема...
Командир, бойцы на взводе,
А не видно не ......(ничего)
Вдруг откуда не возьмися,
"Тигр"! Один! За ним другой!
С полдесятка вражьих "кисок"
Прут на нас,как есть, гурьбой....
Да "кресты" на солнце блещут,
( видно, страх чтоб нагонять)
Что ж видали и похлеще...
Нам ли смерть в лицо не знать.
Взвод, готовьсь! Врага не пустим
На родные рубежи!
Захлебнутся матом русским
(не дадим вражине спуску)
В ход пойдут и штык - ножи!
Супротив десятка танков
Мы готовы в бой идти...
Только что это - заминка...
"Тигр" встал на полпути.
А за ним другой. И третий...
Вертит дулом... а не прёт...
Так врага под Курском встретил
Боевой наш, братцы,взвод!
Танкам шлак, как кости в горле...
И застыл "Тигриный" ряд...
На горбу не зря мы пёрли,
"Клад" для верматских "котят"!
Командир наш "докладАет":
Враг до мОста не дошёл!
Мол, приказа ожидает
Взвод, что фрица шлаком стёр!
Артиллерия накрыла
Огоньком их позже так
Что в готовую могилу
Каждый лёг фашистский танк!
Хошь вы верьте, аль не верьте,
Но смекалка на войне,
Посильней бывает смерти...
И она - всегда в цене!"

( продолжение следует)

Марк Остерман
февраль 2020
03.02.2020 09:54
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Рассказы деда Игната: Часть первая"
На завалинке собрался
Весь народ
И стар , и млад,
Чтоб послушать, как фашиста
Гнал "взашею"дед Игнат!
Тот ещё - вояка старый!
Не смотри, что ног "нема",
"За Берлин", и "За Варшаву"
Он имеет ордена.
Отмахал аж ПолЕвропы,
Гнал вражину "в гриву, в хвост",
Вшей кормил, как все, в окопах
И друзей нёс на погост.
Ждёт народ... Игнат сегодня
Обещал рассказ о том,
Как боец, в его же взводе,
Взял фашистов... с топором!
"На войне ведь как, робяты,
Тот герой, кто не сплошал!
Это ж вам - не аты - баты!
Тут смекалка "правит бал"!
"Вот послухайте рассказ мой,
Всё, как есть вам расскажу:
Дело было то под Двинском,
На начальном рубежУ...
Мы в разведку... а на кухне
Наш ефрейтор - Середа!
Кашу варит нам на студне
( Ведь без пищи - никуда...)
Знать себе - мешает кашу...
Вспоминает отчий дом...
Видит вдруг... с опушки вражий
Танк - не наш... с витым крестом...
А у Ваньки, вот ведь , братцы,
Из оружья - лишь топор...
Тут хвататься бы за святцы...
Но наш повар - не такой...
Схоронился! Выжидает!
А фашист на запах прёт...
(То ли "Ганс" не доедает...
То ль решил взять в оборот?!)
Подкатили! Люк открылся!
Ржёт фашист... Слюна пошла...
Тут Иван и появился...
Да всё матерны слова
Так орёт, что ветер глохнет...
"Хенде хох, фашист! Капут!
Ёшкин кот! Пусть х...(рот) твой лопнет!
Да в него же черти пнут!"
Испужалися вражины!
Русский Ванька прёт на танк
Супротив такой махины...
С топором...Один... Никак
В окружение попали...
Тени видятся вокруг...
Весь запас свой расстреляли б
Да, сломил Иван их дух...
Бьёт он обухом об дуло,
Да орёт, что было сил:
"Окружай его , Вакула!
Бей врага, Абдулахил!"
Делать нечего! Вражины,
Хочешь - нет, сдавайся в плен!
Так Иван наш ( без рутины)
(С топором своим былинным)
Одолел фашиста скверн!
То то было нам веселье,
Возвратившимся назад:
Гансы связанными млеют,
Танк крестом своим белеет,
А Иван похлёбку греет,
Да поёт: "Как дивен сад..."
Так скажу, что в каждой роте
Есть такие Удальцы!
Русь Иванами слывётся!
На подбор все молодцы!
Наш народ смекалкой славен!
И врагу ТО не понять:
Как могли мы Мать - Державу,
(С топором подчас де ржавым)
У врага отвоевать!!!

P.S.
( Продолжение следует...)

Марк Остерман
январь 2020
20.01.2020 13:36
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Человек жив, пока жива память о нем…" ( светлой памяти врача - хирурга Константина Ивановича Бачева)
В окно больничное ворвался свежий ветер,
Глоточек воздуха... Как сдавливает грудь...
Воспоминанья в чёрно - белом свете
В ушедшее пытаются вернуть.
Он не противится той памяти глубинной.
Он помнит каждый прожитый свой час.
Весь путь по жизни ( пусть не очень длинный),
Был пройден им открыто, не таясь.
А прошлое скользит перед глазами...
И отголоском огненной войны,
Встают бойцы незримыми рядами,
Что были им когда - то спасены.

****
Год сорок второй! Месяц март! Мы на месте.
Как сумрачно тих город славный Невы.
Для нас назначенье - врачебный долг чести!
И мы соответствовать званью должны!
Лишь только вчера со скамьи института.
Сегодня в блокадном кольце я - хирург.
И первый мой раненый...в дымке как будто,
И дрожь непослушных ( мгновение ) рук.
Всю волю в кулак! Мне доверены жизни!
Мой бой начался прямо здесь и сейчас!
И вклад для Победы в войне над фашизмом
В спасённых бойцах каждый день, каждый час!

****
Глаза открыл... И мать над ним склонилась:
"Тебе не холодно? Закрыть окно, родной?
Я в Храм ходила. За тебя молилась.
Водицы принесла тебе святой."
Он улыбнулся ей. Руки коснулся мягкой.
"Ты знаешь, мама, мне приснился Ленинград.
Наш госпиталь на Малой Петроградской.
Мой первый раненый, совсем седой комбат."
Он мне сказал : "Не дрейфь, товарищ - доктор,
Ведь цель у нас с тобой теперь одна:
Лупить вражину так, чтоб он аж вздрогнул,
И захлебнулся кровушкой сполна.
Ты только подлатай меня немножко,
Я в строй вернусь опять, к своим бойцам.
Крошить их будем в месиво, в окрошку,
Чтоб не повадно им соваться было к нам!"

****
Он снова забылся в тревожных виденьях,
Не хочет война просто так отпустить...
Год сорок четвёртый. Январь. Окруженье.
Нам только б до нашей атаки дожить.
Приказ есть Приказ! До утра продержаться!
И спрятаться так, чтоб врагу невдомёк.
Вот только - куда? Нужно в снег зарываться.
И ямы в сугробах копал кто как мог.
Укрыли всех раненых снежным покровом,
Собой закрывая "тяжёлых" бойцов.
Ну не было выхода, правда, иного
Как жизнь сохранить им от вражьих штыков.
Не все из под снежного савана вышли.
Не все испытанье смогли одолеть.
Под толщею снега товарищи гибли.
Немногим из нас удалось уцелеть.
И еле живых нас свои откопали,
Когда разорвали двойное кольцо,
И спирт в посиневшие губы вливали,
И снегом нам в кровь растирали лицо...

***
Он снова в сознанье... Озноб пробирает.
Не может унять холодящую дрожь,
А лёгкие огненным смерчем взрывает
Колючий сугроб среди снежных порош.
И, как наяву, тот солдатик - мальчишка,
Которого телом своим прикрывал,
И голос из прошлого тихий, осипший:
"Спасибо, что выжить ты мне, доктор, дал."

***
Но, как же холодно... И воздуха как мало...
"Терпи, родной, сейчас я помогу,"-
Ему жена тихонько прошептала.
"Я за уколом... я уже бегу..."
"Не нужно, Танечка, побудь со мной немножко,
Мне, как бальзам, сейчас ведь голос твой.
И распахни пошире мне окошко,
Пусть ветерок влетит сюда живой.
Ты плачешь? Ну, не стоит, право слово,
Мы жизнь прожили славную с тобой.
Чуть - чуть лишь грустно, что пути земного
Так мало мне подарено судьбой..."

***
И снова картинки плывут пред глазами...
Холодный ноябрь. Проливные дожди.
Усталость забыв, на ногах он часами,
А раненых столько ещё впереди.
Об отдыхе думать не время, не место.
Он кровью делился... Он жизнь им давал...
Он помнил о Долге! И верен был Чести!
А смерть, уж поверьте, к чертям посылал!
Мелькают, как кадры, тех раненых лица,
Спасённые жизни войны роковой.
"Так всё наяву? Или это мне снится?"
Ведь каждый стоит перед ним как живой....

***
"Я письма принесла тебе, родной мой.
Их пишут те, кого от смерти спас
Ты в Ленинграде, на Смоленщине, под Нарвой,
В них столько добрых слов звучит сейчас.
А за больничной дверью, мой хороший,
Стоят все те, кого ты излечил.
Ну посмотри... Денёк какой погожий..."
Но глаз своих он больше не открыл....
Ушёл из жизни Человечище, в ком сердце
Стучало для других! Не для себя!
Оставив нараспашку жизни дверцу,
Чтоб всем была видна Его судьба!

***
Пройдут года... И новым поколеньям -
Завет, как отголосок ТОЙ Войны:
Не забывайте "преклонять колено"
Пред теми, кем вы были спасены!

Марк Остерман
январь 2020 г.
10.01.2020 12:01
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Двойная сторона одной БЛОКАДЫ
Свинцово - гнетущее горькое небо,
И жалящий ветер! И стужа! И мрак!
Сто двадцать пять грамм блокадного хлеба!
Разрывы снарядов фашистских атак!
Как жил Ленинград в это страшное время?!
И как выживал - знает только лишь ОН!
Одно ли на всех было тяжкое бремя?!
Один ли для всех был в блокаду закон?!
***
На окнах фанера с бинтами "крест на крест",
Но холод пронзает и душу, и плоть,
Смертельный озноб тело жжёт и ломает,
И вновь голод иглами начал колоть...
Дрожащей рукою в буржуйку бросает
Последний листочек "онегинских строф",
Топить больше нечем! И он это знает!
Но к смерти профессор ещё не готов....
На ватных ногах...потихоньку... вот - кухня...
Немного есть клея, лаврушки листок...
Их хватит на блюдце блокадного студня,
Пусть даже на самый последний глоток...
***
Лоснящаяся харя дяди Пети.
Пузцо арбузиком. Скрипучий макинтош.
Он служит поваром в военном лазарете.
Блокадная...жиреющая...вошь!
Отсыпет сахарку себе в кубышку,
И маслица шматочек отмахнёт.
Потом сменяет всё на золотишко.
И даже глазом, сволочь, не моргнёт...
***
Клубочком свернулась девчушка в кроватке...
А стынь пробирает до самых костей...
И детство со смертью сошлось в этой схватке...
Вот только "старуха с косою" быстрей...
Она заберёт измождённое тельце...
Но.. сон, напоследок, подарит "живой":
Положит в ладошку краюшечку хлебца
Своею дрожащей, смердящей рукой...
И запах подарит краюшки пшеничной,
Той самой, хрустящей...из прежних времён...
А после...тихонько... почти канонично,
Погрузит в смертельный застышейся сон...
***
Она знает всех поимённо... и в лицах...
Она "состраданья", до гроба, полна...
Но красть продавщица уже не боится...
Ей "Право" дало на всё ЭТО война...
Сегодня порофессор не хватится точно,
И эта девчушка, из "двадцать второй"...
Она их в могилу отправит досрочно,
Отрезав талончики юркой рукой...
***
Вся "Васька" помнит хулигана Юрку Кречет.
Проходу никому он не давал...
И бабушки, крестясь, шептали: "Нечисть",
Когда он свистом всю шпану "на круг" сзывал.
Но это ОН, когда рвались снаряды,
Тащил старух тех на горбу своём,
Подальше от разверзнутого ада,
Накрывшего наш город весь огнём.
И это ОН отважно лез на крыши,
И "зажигалочки" фашистские тушил.
Ну а ещё ... он из блокадных мышек
Вкуснейший суп всей шантропе варил...
Он на Фонтанку за водой ушёл однажды...
И больше мы не видели его!
Но слышали - огонь смертельный вражий
Убил Героя детства моего!
***
Её до войны все любили детишки,
Старушку в голубеньком лёгком платке...
Она раздавала конфеты и пышки
В помин об ушедшем, без время, внучке.
А после, в Блокаду, к себе забирала
Малых, что остались одни, без семьи...
И думал весь двор - состраданья немало
У бабушки к детям, что стали ничьи!
Но только не знал весь наш дом обречённый,
Что хлеб ИХ блокадный сжирала одна...
А дух малышей, в камни стен заключённый,
Тихонько сжигала ОНА и война!
***
Разрывы снарядов всё громче, всё ближе...
Осколки от стёкол им в спину летят...
Порог болевой у хирургов... он снижен...
Не важно, что пятые сутки не спят...
В немыслимых, жутких, кошмарных условьях
Схлестнуться со смертью врачам суждено...
И делится доктор с больным своей кровью,
Так надо! Так нужно! Так быть и должно!
***
Свинцово - гнетущее горькое небо!
Но мой Ленинград выжил в этой войне!
Сто двадцать пять грамм блокадного хлеба!
Мне снятся и ныне в блокадном том сне!
Как жил Ленинград в это страшное время?!
И как выживал - знает только лишь ОН!
Одно ли на всех было тяжкое бремя?!
Один ли для всех был в блокаду закон?!


Марк Остерман
октябрь 2019 г.
04.10.2019 08:36
Произведения без рубрики
 
Марк Остерман
Письмо Кати Сусаниной
Ну, здравствуй, папка! Родненький! Любимый!
Пишу своё последнее письмо,
Как память о тебе - лишь старый снимок,
Что сделан позапрошлою зимой...
Мы на перроне ( холодно и зябко),
На фронт дорога нынче у тебя...
"Ты только возвращайся! Слышишь, папка,
Из зарева смертельного огня..."
Казалось бы, совсем ещё недавно
Ты говорил: "Расти на радость, дочь",
В мой День рожденья...Как же было славно...
Но жить СЕЙЧАС мне, папочка, невмочь...
Когда вернёшься с фронта, не ищи ты маму.
Её фашист проклятый расстрелял
За то, что глаз не отвела... смотрела прямо,
Когда он плёткой по лицу её хлестал!
И за слова, что сказаны ей были:
"Вернётся муж и отомстит за нас!"
И... пуля в рот из вальтера навылет...
Не стало мамы...Свет в глазах погас...
Меня ты встретив, не узнал бы, папа.
Так сильно изменилась я сейчас:
Худая, лысая, платок в крови заляпан,
И аспидные впадины у глаз...
На теле тряпочки, замызганные гнилью,
А на груди табличка с номерком...
И нет теперь у нас Имён - Фамилий,
Мы, как преступники, под цифрами, живём!
Хотя и жизнью то назвать всё это сложно...
Я в рабстве, папа, у барона ШарлэнА.
Я сплю в сарайке старой под рогожей,
И ем за свиньями помои из ведра...
Два раза я сбегала...Находили...
И сам барон меня кнутом стегал,
Пинал ногами ( лёгкие отбили),
Водой облив, бросал в сырой подвал.
Фашисты зверствуют в посёлке и лютуют,
Что не по их - расстрел или петля.
Не выдержать мне, папа, жизнь такую...
Пусть примет меня матушка - земля.
Я знаю, скажешь ты, что слабость это.
Но нет уж сил такую жизнь терпеть,
Нас всех в Германию погонят этим летом,
Хочу в родной сторонке умереть.
Как завещание письмо моё прими ты,
И мсти фашисту! Не жалей огня!
За всех замученных, растерзанных, убитых,
За маму расквитайся и меня!
Я знаю,чувствую и сердцем в это верю,
Когда - нибудь письмо тебя найдёт!
Гони с родной земли ты эту скверну,
И бей их, папка, за простой народ!
Прощай, мой родненький! Умру я на закате!
Но жить рабыней больше не хочу!
Прими земной поклон от дочки Кати!
И отомсти за нас ты палачу!


Марк Остерман
август 2019
21.08.2019 08:50
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Судьба
Он без вести пропал...И похоронку
Из руки в руки передал хромой почтарь,
Как солнце рыжему, вихрастому мальчонке,
Поверх макушки глядя скорбно вдаль...
В руке, зажав конверт, пацан метнулся к дому
"Письмо от бати...Наконец... дошло...
Но только почерк почему - то незнакомый...
Что ж, Мать, ты так вздохнула тяжело?"
*******
Город Ульяновск. Улица Бебеля.
Маленький дворик. Полынью горчит.
Ей - тридцать шесть. Это много для неба ли?!
Пойманной птицей сердечко стучит...
******
Мужа отец ей сосватал... нелюбого...
Сердце стремилось к другому её...
Парню высокому и белозубому...
Только не рОвня она для него...
"Он ведь отродье кулацкого тлена,
Ты же, КлавдИя, батрацкая дочь...
Не преклонишь пред врагом ты колено
И не разделишь с ним брачную ночь...
Мужем Иван тебе станет ( из наших ),
И не смотри, что оборван и нищ...
Стерпится - слюбится! " С горечь чаша...
Но от судьбы ведь своей не сбежишь...
******
Может быть где - то, глубОко - глубОко,
В сердце обида её и жила,
Что не по собственной воле то тропка
Выбрана девушкой в жизни была....
*****
Всё как у всех в те года с нею было:
Деток рожала, хранила свой дом,
В церковь тайком помолиться ходила,
С нищим делилась последним рублём...
Мужа любить научилась по - женски,
Но и кулак ей был тоже знаком,
И до мозолей стирала коленки,
Битая им, заползая в свой дом...
А у кого по - другому то было?
Бьёт, значит любит! Терпи и молчи!
Как на собаке на ней всё зажило...
Снова хлопочет в избе у печИ.
******
Ни словом, ни взглядом, ни тенью упрёка,
Мужа корить не бралась никогда...
Ведь венчаны в церкви под ликом у Бога,
А значит и радость и горесть - одна!
******
Юрий. Геннадий. Владимир и Толька.
Все сыновья у неё родились...
Двое как солнышка рыжего дольки,
Двое чернявых - в неё удались...
******
Та похоронка на ""ДО и на "ПОСЛЕ"
Жизнь разделила бабью её...
Без вести павших как в поле колосьев...
Только Иван жив в сердечке её....
28.06.2019 13:44
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Память
Летнее утро. И пахнет росою.
Ветер тихонько колышет листву.
Ясное небо над головою.
И облака тень роняют в траву.
Где - то за речкой кукует кукушка,
Стрёкот кузнечиков рвётся в окно,
И о стекло бьётся крыльями мушка,
Кот её лапкой гоняет. Смешно!
Из - под ресниц я любуюсь картинкой,
Крик петуха во дворе всё звончей,
А у порожка на лавке корзинка.
"Эй, лежебока, вставай побыстрей..."
Матушкин голос в сенцах еле слышен,
Тонкою струйкой водица журчит,
Где - то в подклетье шаворятся мыши,
И старый дед на печи всё ворчит...
Ноги босые, скользнув по циновке,
Сами собою к столу понесли,
БлИнцы в тарелочке сложены горкой,
Видно пекла то их мать до зари.
Кабы не спешка, то блинчик румяный
Я, запивая, парным молочком
Съела б всё сразу...Но ждут на поляне...
За земляникой идём мы гуртом...
Смех переливистый, бОсые ноги
Травы щекочут, прохладою жгут...
За мягким туманом не видно дороги,
Но ноженьки сами к полянке несут...
А вот и она! Разлетелись подружки.
За ягодкой ягодка: в рот, в кузовок...
Хохочут девчонки...Но вдруг за речушкой
Их скрежет металла вниманье привлёк...
А что это в небе гудит и грохочет?
И тучек не видно...Быть может - гроза?
Но отчего же так сердце клокочет?
Замерли стайкой...Тревога в глазах....
Тени от крыльев легли на девчонок.
Только не видно на них алых звёзд...
Словно огнём жжёт их свастикой чёрной...
Всё нам мерещится?! Всё невсерьёз?!
Надо зажмуриться! Тени исчезнут!
Это мираж - их сердечки стучат...
Воздух огнём вдруг разверзся железным...
Скошенной травкой девчонки лежат...
Где - то за речкой кукует кукушка,
Жизнь до ста лет обещает она...
Только не верят уже ей подружки...
Двадцать второе июня! Война!

Марк Остерман
июнь 2019
13.06.2019 19:35
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Две судьбы, две жизни ( памяти Рыбицких Владимира и Таисии)
Хрупкая девчонка, завиток волос...
На ресничках длинных капельки из слёз...
Кто ты? Ангел с неба? Или снишься мне?
Я таких красивых видел лишь во сне...

Помню ту атаку! Как я поднял полк!
Сквозь огонь и пепел в бой бойцов повёл!
Не забыть вовеки всех, кто рядом был,
Как волной смертельной нас огонь накрыл...

Не грусти, родная... Я покуда жив!
Медсестричка Тая, кровь с лица омыв,
Прошептала тихо: "Этою весной
До Берлина вместе мы дошли с тобой!"

На стенах Рейхстага свой оставим след:
Тая и Владимир ! И цветов букет
Мы положим в память за друзей своих,
И помянем братьев наших фронтовых!


Пусть года промчатся... В памяти людской
Тая и Владимир росписью простой
На стенах Рейхстага вместе сплетены:
Две судьбы! Две жизни! Огненной войны!

Марк Остерман
9 мая 2019
20.05.2019 06:46
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Памяти Макаровны
Тропинка, ведущая к дому,
Ведущая к дому...
Тропинка , ведущая к дому,
Бурьяном давно заросла..
Стоит на крылечке знакомом,
Крылечке знакомом...
Старушка в платочке зелёном
Сынов ждёт всё с фронта она...

Давно отгремели раскаты
и залпы орудий...
Давно отгремела война та..
Но только не верится ей,
Что шесть сыновей полегли там,
На битве кровавой...
И сколько бы лет не минуло
Домой ждёт она сыновей...

Слезинку смахнула скупую
и прядку седую
Рукою дрожащей поправив,
Шагнула она за порог...
Судьбу - лихомань не обманешь...
Судьбу не обманешь...
Но верит она, что вернётся
С войны хоть один к ней сынок...

И каждый вечор всё выходит
К калитке у дома...
Ладошкой глаза прикрывая,
Глядит на дорогу она...
И чудится в сумрачной дымке
Походкой знакомой
Шагает к родному порогу
Солдат, что вернула война...

Не верит листочкам потёртым,
Пропахшим войною....
Не верит она похоронкам
На всех шестерых сыновей...
Однажды весенней порою
С далёкой сторонки
Вернутся домой к ней живые
Сыночки...но только взрослей....

И ждать никогда не устанет...
И сердцем не дрогнет...
С войны, что кровавою пеной
Всю душу её обожгла...
Стоит на крылечке знакомом
В платочке зелёном...
Стоит на крылечке старушка...
Сыночков ждёт с фронта она....

Марк Остерман
май 2018
16.05.2019 10:21
Авторская песня
 
Марк Остерман
Ночь перед боем ( текст песни)
Снова в бой на рассвете идём,
А мне снится сторонка родная:
Наш под липами старенький дом
И тропинка меж сосен витая...

Вновь затишье перед боем...
И чуть слышно кукует кукушка...
Сколько жить мне осталось, подружка?
Завтра бой с ненавистным врагом...
Словно слыша мои мысли...
Обещает - вернёшься из боя...
И не завтра "Старуха с косою"
заберёт тебя в сумрачный край...

Снится мне - на крылечке родном
Мать стоит и слезу утирает...
Ждёт, вернётся с войны в отчий дом
К ней солдат, что страну защищает...

Что - то шепчет ветер вольный...
И туман тишиною окутал...
До рассвета всего лишь минута...
Снова в бой с ненавистным врагом....
Рёв зениток, гул орудий...
И в атаку идёт взвод мальчишек...
На мгновенье становится тише...
Сколько нас не вернётся домой...

Письмецо - треугольник, лети
В край ,где ждут меня, любят и верят...
Мать - старушку мою извести,
Что живым я вернусь в отчий берег...

Вновь затишье перед боем...
И чуть слышно кукует кукушка...
Сколько жить мне осталось, подружка?
Завтра бой с ненавистным врагом...
Дом далёкий, край суровый!
Ждёт меня мать - старушка седая,
И тропинка меж сосен витая
Что с войны приведёт нас домой...

Марк Остерман
осень 2018г
15.05.2019 16:01
Авторская песня
 
Марк Остерман
"Дневник еврейского мальчика"
Нас расстреляли на рассвете...
Меня и мать, и двух сестёр...
А солнце так же ярко светит...
Как будто мир с ума сошёл....
***
Мой любимый Ленинград...
"Рио - Рита"...Летний сад...
Сёстры в платьицах в горошек...
Мы хохочем! Мама - тоже!
Эскимо едим! Болтаем!
А оно тихонько тает...
И вприпрыжку по дорожке
Я бегу :"Давай немножко
Здесь ещё побудем, мама!"
"Ах, какой же ты упрямый!"
Засмеялись две сестрички...
Взгляд суровый на косички...
А они сильней хохочут,
Кружат рядом и щекочут...
..........................................
Вдруг застыли! Тихо стало
На аллеях вдоль канала...
Сердце бьётся и клокочет...
"Мама! Что?" "Война, сыночек!"
***
Перрон вокзала...Мама плачет...
"Куда? Зачем? А как же ты?"
Отец вздохнул: "Нельзя иначе..
Там безопасно. Это тыл.
Мне так спокойней будет, Соня.
Детей храни, оберегай.
Прошу тебя,не будем спорить.
Ваш путь на Ставропольский край...
Я не могу поехать с вами,
Я клятву Гиппократа дал.
Я нужен здесь! Сейчас! С врачами!
Таков мой долг,"- отец сказал.
Он Обнял маму и сестрёнок,
Присел ко мне:"Ну, что же ,сын,
Теперь ты - главный! Помнить должен,
В ответе ты за всех один!"
Я кулачки сжимаю нервно...
Нельзя сейчас мне зареветь...
"Не страшно, что ты мал, наверно,
Пришла пора тебе взрослеть..."
Гудок! Перрон! Вокзал! Дорога!
Отец! Он машет нам рукой...
Глядит вослед с немой тревогой....
Вернёмся ль мы назад домой!?
***
Стучат колёса, отбивая марш Славянки,
И поезд мчится, унося нас вдаль :
От Ленинграда, от отца, от кошки Маньки,
От мирной жизни, что до слёз, до боли жаль...
Мы прошлым летом отдыхали в Сочи,
Тогда мы ехали все вместе - впятером...
В вагоне смех стоял и днём и ночью,
И песни пелись задушевные гуртом...
А нынче смех не слышен...только шёпот...
И детский плач...ворчание старух...
В глазах людей - безмолвный тихий ропот
И горечь расставаний от разлук....
Тихонечко лежу на верхней полке,
А за окном мелькают лес, река, поля...
Девчонка в лёгком платье на пригорке...
Платочком белым машет нам она....
А я всё думаю: Война - она какая?
Быть может, как в кино я видел раз:
Там конница Чапая удалая
Врагов громила и сметала враз...
Глаза закрыл и ярко представляю:
Я на коне и шашка наголо...
Будь я постарше, я задал бы жару,
С земли бы нашей фрицев вмиг смело....
***
В вагоне разговоры о войне лишь...
А я сейчас не думаю о ней...
Я, кажется, влюбился...что тут скажешь...
Сижу, нахохлившись, как глупый воробей...
Девчонку хрупкую старушка обнимает,
И что - то тихо - тихо шепчет ей...
А та молчит, как будто тайну знает
И бережет её от всех людей...
Глаза как небо - утонуть в них можно,
Огнём кудряшки рыжие горят...
Мне б с ней заговорить...но как же сложно...
Молчит девчонка...тихо пряча взгляд...
Косынку голубую поправляет,
И к бабушке прильнув, опять молчит...
Быть может думает о том далёком крае,
Куда сегодня паровоз нас мчит...
Я слышал разговор - она из Бреста,
Её отец погранзаставы командир.
Но там бои и не доходят вести...
И грусть в глазах перевернула мир...
Я так и не посмел заговорить с ней...
Но ЗАВТРА я решусь и подойду...
Скорей бы ночь прошла... и утро побыстрей бы...
И я не сплю... Я ЗАВТРА очень жду....
***
Земля горит и полыхает небо...
И я не вижу ничего вокруг...
Лишь мамин крик: "Беги быстрее следом..."
А мессеры заходят в новый круг...
Гудят моторы и свинец полощет...
И люди падают и больше не встают...
Но я бегу вон к той зелёной роще,
Испуг и страх мне силы придают...
Я лишь чуть - чуть не добежал до леса,
Споткнулся и упал в траву ничком...
Перед глазами пелены завеса...
А рядом девочка в платочке голубом...
Глаза как небо - утонуть в них можно...
Огонь волос рассыпан по земле...
И я трясу её: "Вставай, бежать нам нужно
Лишь там, в лесочке, можем уцелеть..."
Раскинув руки,будто бы взлетая,
Лежит девчонка, глядя в облака,
И струйка крови алая густая
Стекает тихо у её виска....
Я тормошу её: "Вставай, уже ведь ЗАВТРА,
Я столько слов тебе хотел сказать...
Я выпросил у мамы новый фартук,
Тебе его хочу в подарок дать!
Он синенький - такой же как косынка,
Ты будешь в нем как Золушка сама..."
Но девочка молчит... и по щеке слезинка
Скользит скупая... робкая... одна....
***
Мы снова в дороге. В вагоне - молчанье!
Нет! Даже не так! В нём царит тишина!
Не слышно ни вздохов, ни плача - рыданья...
Сегодня я понял, что значит - ВОЙНА!
***
Мы добрались до места! Непривычно!
Так вот каков он - Ставропольский край!
Железноводск - не Ленинград столичный...
А кроха - городок...почти что - рай!
Здесь горы до небес! Деревья выше крыши!
Источник с минеральною водой!
Попробовал на вкус - ну прямо квас прокисший...
Вот только пахнет серой и слюдой....
Нас разместили в дворике уютном
И комнатушку дали! Есть, где жить...
Но только грустно почему то на минутку
Нам стало всем! Пришла пора - решить,
Как дальше быть... И что нам с этим делать...
Мы потихоньку привыкаем к новизне...
Нас суматоха жизни завертела...
Но даже здесь мы помним о войне....
****
Нет писем от отца... и мама плачет...
Блокада Ленинграда началась...
Но мы надеемся! Мы верим! Как иначе?
Ведь рано или поздно - будет связь!?
***
Сегодня дрался я с соседским Витькой,
Сестрёнку он "жидовкой" обозвал...
Он выше и сильней...Но я же прыткий,
Лупасил в пузо и ногой пинал...
А пацаны свистели и кричали:
"Давай,Витёк! Ну, бей жидёнка, бей!
Пусть в Палестину катит. Их не ждали..."
И Витька становился ещё злей...
А я орал, что было сил и мочи:
"Ты, Витька, гад! Фашист! Не человек!
Убей меня тогда без проволочек!
Ты трус ущербный и душой - "Калек!""
И Витька замер - будто окатило
Его водой холодной ключевой...
"Ты что, дурак?"- влепил мне подзатыльник...
"Ты язычок подрежь еврейский свой..."
А дальше - злость прошла! Хоть в кровь разбиты
Лицо и руки...Это заживёт!
"Топор войны" на пустыре зарытый
Нас крепко с Витькой дружбою сплетёт!
***
Сегодня в городок вошли фашисты...
И расстреляли раненых бойцов...
И кости их собаки долго грызли...
Потом с землёй сравняли этот ров....
Нет памяти и нет имён погибших...
Наверно это и хотел фашист сказать...
Вот только плач надрывный и охрипший
По тем бойцам - не даст фашистам спать!
***
Приказ от коменданта: Всем евреям
Явится к площади центральной в пять часов...
И там всем "лату" на одежду клеит
Худой ,как дрищ, ефрейтер без усов.
И мне приклеил : "Что так косо смотришь?
Вас скоро всех отправят в рай земной...
Там, в Палестине, душу успокоишь,"-
Он ухмыльнулся :"Вам пора домой..."
****
И снова - площадь! Вся полна евреев!
Нас всех ведут куда то...Лай собак!
А полицаи словно озверели,
Прикладом нас сгоняя в ТОТ овраг...
Заставили одежду снять и старикам, и детям,
И женщин всех раздели донага...
И тут я понял - ЭТОТ рай обещан
Был нам ефрейтером безусым всем тогда...
Нас здесь убьют сейчас! Как горько и как стыдно!
Не смог я защитить сестёр и мать...
И мне впервые стало ТАК обидно...
Я слово ,данное отцу, не смог сдержать...
"Закрой глаза, сынок, не будет больно,"-
Мне мать шепнуть успела напослед...
И оттолкнув рукой непроизвольно,
Собой прикрыла...И померкнул свет...
***
Не помню я, как выбрался из груды
Тех человечьих тел... как много их...
Вот мама, сёстры.. там - старик Иуда...
И я реву ... за мёртвых и живых...
ТАКИМ меня нашёл Витёк в овраге.
И спрятал, от фашистов схоронив,
Тот самый Витька, что на каждом шаге
Мне подзатыльники отвешивал "в разлив"...
***
Сегодня мой дневник закончен будет!
Войны уж нет! Закончилась война!
Она, проклятая, сгубила столько судеб...
Но помню я любимых имена....
Сестрёнки, мама и отец - уж нет их!
Но сколько бы не минуло годков,
Я в сердце сохраню живых и мёртвых...
В ответе быть за ПАМЯТЬ я готов!!!
***
P.S
Дневник написан Оськой Дэвидсоном...
Он выжил в заревах той огненной войны...
И в Ленинград вернулся он спасённый...
Он помнит ВСЁ!!! И помнить МЫ должны...



Марк Остерман
апрель 2019 г
09.05.2019 04:55
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
"Она не воевала..." (Памяти Рыбицкой (Буцаевой) Таисии Михайловны)
"Скажи,родная, почему ни разу
я от тебя не слышал о войне?"
"Так я не воевала!" - Эту фразу
Частенько повторяла она мне....
***********************************************
Год сорок третий! Госпиталь военный!
А если быть точней - прифронтовой.
Начмед - седой как лунь, уставший, бледный
Глядит на девочку , в петличках -"Рядовой"...
Как струнка тонкая, невелика росточком,
Во взгляде - вызов: я сумею, я смогу!
Вздохнул начмед: "Что ж, за работу,дочка,
Бой начался ...на левом берегу...
Ты слышишь канонаду там, за речкой?
Сегодня раненым не будет и числа...
Что делать? Всё поймёшь! Готовься к встрече
И помни главное - ты сильной быть должна! "
А дальше как в тумане: воду грела,
Бинты мотала, драила, скребла...
Кнутом по сердцу били артобстрелы...
Успеть должны...Она успеть должна...
Утихла канонада! Бой закончен!
Высотку взяли НАШИ! Берег НАШ!
И потекла кровавая средь ночи
Река из раненых...Боль! Крики! Стоны! Раж!
Девчонка, легче пёрышка и ветра,
Откуда силы в ней взялись в тот час?
И раненых тащила сотню метров,
За новым, возвращаясь, каждый раз...
На лица не смотрела! Время - мало!
Быстрее надо! В десять раз быстрей!
Лишь сердце билось и тисками жало...
Ведь не успеть - во много раз страшней!
Всех разместили! Это лишь начало!
В палатке стоны, крики, ругань, мат!
Ей только на мгновенье страшно стало...
Метнулась к первому...в ладошке бинт зажат...
"Ты, дочка, посмотри - нога болит, нет мочи,
Снаряд взорвался рядом, зацепил...."
Откинула простынку... и комочек
Слезой невольной к горлу подкатил...
Ног нет совсем...Что делать? Вдох глубокий!
Я обработаю! Я знаю! Я могу!
В глаза не глядя, быстро ,без мороки,
Культи бинтует, закрепляя жгут...
"Сестричка, пить..." и мотыльком метнулась
К бойцу другому." Пить нельзя, родной."
Смочила губы марлей. Улыбнулась.
Совсем мальчишка , а уже седой...
Схватил за руку. " Подожди, сестрёнка,
Не уходи! Останься! Не бросай!"
Она волос рукой коснулась тонкой,
Тихонько прошептав : "Не умирай!
Ты будешь жить! Ты сильный! Верю в это!"
Боец лишь улыбнулся ей в ответ...
Глаза закрыл...и тишиною в лето
Ушёл седой мальчишка в 20 лет....
Дрожат колени! Сердце бьётся громко...
Так хочется заплакать, закричать...
"Ты сильной быть должна,"- сказал начмед тихонько.
И встала девочка! Не время горевать!
Всю ночь от одного бойца к другому...
Перевязать, перевернуть и напоить...
И сердце сжав, от мёртвого к живому...
Как сил могло ей здесь на всё хватить?!
А утром хоронили всех умерших...
И роет девочка могилу для бойцов:
Седого мальчика, танкистов обгоревших,
Артиллеристов братьев - близнецов....
На холмик веточку сухую положила...
"Простите нас, цветов не принесли."
Слезу смахнула, руки опустила
И низко поклонилась до земли...
Вернулась в госпиталь. Тут дел ещё немало:
Перевязать и накормить, приободрить...
Стирала, мыла и мешки таскала...
Ну не могла девчонка слабой быть...
И каждый день как ночь, и ночь как день сплетались,
Казалось бы, в рутине фронтовой...
Лишь изредка девчонке той мечталось:
Наступит день - она придёт домой!
Отца увидит и сестёр обнимет...
Наденет платье лучшее своё.....
Ну а пока - кровь от страданий стынет
В сердечке мягком девичьем её!
За часом час и день за днём, и год за годом
Она свой путь к ПОБЕДЕ весь прошла.
И смерти вопреки, и вопреки невзгодам
Но до Берлина девочка дошла!
И там, в Берлине, на стенах Рейхстага
Она черкнула тонкою рукой:
Мы победили! Враг разбит! И подпись - Тая!
С войны вернулась девочка ЖИВОЙ!
*******************************************************
Она - не воевала! Это - принцип!
Винтовку не держала! В бой не шла!
Она - не воевала! Но Отчизне
Дочерний долг до капли отдала....

март 2019
Марк Остерман
09.05.2019 04:54
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
По мотивам повести Ванды Василевской "Радуга"
Прозрачен воздух, холоден как льдышка.
Морозом скованы и небо, и земля.
В овраге, за селом, лежит парнишка,
Раскинув руки, словно два крыла.
Кровь на виске уже давно застыла
И вороны склевали плоть с ноги,
Склонилась мать над сыном и завыла...
Душою, чтоб не слышали враги!
Уж месяц как лежит её кровинка
Во власти стужи, вихрей и ворон..
Отряд их с боем прорывался, но лощинка
Ловушкой стала для бойцов со всех сторон.
Как много ИХ в глубоком том овраге...
Но только ОН один из этого села...
Остались все бойцы верны присяге!
И стужа льдом сковала их тела!
ИХ хоронить нельзя! Под страхом смертной казни!
ОНИ - триумф фашистов! Торжество!
Вот только страха нет к фашистской власти...
И ходит к сыну мать врагам назло!
Рукой касаясь вымерзшего тела,
И снегом оттирает кровь с лица,
И молится! И плачет! "Не успела
похоронить сыночка, как отца".
Но снова в хату возвращаться надо,
Там Вернер Курт с любовницей кутит...
Он празднует. Пришла ему награда.
За тех бойцов! За сына, что убит!
Есть повод и ещё для торжества у Курта:
Ну наконец то ТА, кем взорван мост,
Сама в село пришла! Рожать пришла как будто...
Спешить пора! На пытки и допрос!
На нервах Курт! Осточертела стужа!
Народец местный искоса глядит!
Их вешают, стреляют, душат,
Но только ненависть в глазах людей горит.
Ведь знали все про партизанку эту!
Не донесли! Хоть был такой указ!
Случайно староста заметил блики света
В избе пустой, тайком в ночи крадясь.
Ну, ничего, сейчас расскажет баба,
Где партизаны прячутся в лесу....
Язык развяжет Курт, не хуже , чем в гестапо...
Не зря же Крест от Фюррера ношу!
"Введите партизанку!" Дверь открылась,
И под штыками вермахтских солдат
Простая баба перед ним явилась
В платке, в тулупе аж до самых пят.
"Зачем в село вернулась ты, дурёха?"
"Родить пришла! Я в свой вернулась дом"
"В лесу рожал б... или там всё плохо?
Ты мост взорвала позапрошлым днём?"
Молчит, проклятая! И смотрит исподлобья...
"Ты будешь говорить? Подумай о себе!
Тебе за сорок ! Вредно для здоровья...
Ты пытки выдержишь?"...Но тишина в избе...
Сорвали платье и на снег толкнули...
Штыками колют и прикладом бьют...
И в каждой хате к окнам все прильнули...
Костюк Олену на расстрел ведут???
Нагая, босая под гоготанье вражье
По снегу ночью по селу идёт...
И чувствует она сельчан страданье,
И гнев и ярость на фашистский род!
Нет! Не на казнь! В сарай её толкнули!
В углу пучок соломы! Холод! Мрак!
Чуть доползла! Одёжку не вернули!
"Рожай тут, баба!" Хохот! Стужа! Враг!
Соломы связка! Ветер в щели дует!
И снегом колет! Порошит! И Жжёт!
Мороз крепчает! Зверствует! Лютует!
И часовой у входа стережёт!
Живот руками от мороза прячет...
Её Ребёнок! Вымоленный ей!
Душа кричит и сердце горько плачет!
Но ТАМ...в лесу...шестнадцать Сыновей!
Да! Не по крови! Не родня мальчишки!
Но Матерью для всех была она!!!
И гонит прочь коварные мыслишки...
Нельзя предать! Не может! Не должна!
Вдруг от стены ,чуть слышно, шёпот детский
Сквозь завыванье вьюги и пурги:
"Я хлебушка принёс!"...И...выстрел резкий!!!
И тишина!!! Ликуют вновь враги!
Сапог, подкованный железом вражьим,
Мальчишку пнул:"Смотри,щенок совсем!
Так с каждым будет, кто хотя б однажды
Перечить власти нашей вдруг посмел!"
"Пусть здесь теперь валяется до зорьки,
А утром разберёмся - кто такой!
И кто послал его с засохшей хлебной коркой,
Трясётся пусть от страха в мгле ночной!"
И отошли солдаты от мальчонки.
В тепло пошли, где шнапс есть и сальцо!
И тень, скользнувшую в ночной позёмке,
Не разглядели вороги в лицо!
Нельзя сыночка оставлять врагам проклятым!!!
И Мать ползком за Сыном на мороз...
Гуртом повалят завтра по всем хатам,
Искать того, кто хлеб Олёне нёс!
Нет! Не достанется им Мишка! Вот и хата!
Доволокла! Упала во сенцах!
Открылась дверь! И вот глядят на брата
Два малыша! И слёзы на глазах!
Шагнул вперед Сашко: "Вставайте, мама!
А с Мишкой что? Он ранен?" "НЕТ! УБИТ!
Его похоронить нам срочно надо!
В сенцах схороним! Здесь пусть и лежит!"
Лопатой и руками землю "грызли"...
И с кровью и слезами на глазах...
"Так надо! Мишка с нами! В наших мыслях!"
И пелена кровавая в сердцах!
"Заметен холмик. Разравнять всё надо."
И топчут Мишку мать, сестра и брат...
И как молитву шепчут:"Мишка, НАДО..."
И скорбно ветер воет вокруг хат...
Вдруг...тишину морозную прорезал,
Нечеловечий крик во мгле глухой...
Так воет зверь, в капкан попав железный,
От боли воет, преданный судьбой!
Но то не зверь кричит! Костюк Олёна стонет!
В пустом сарае! На земле! Одна!
Дитя рожает в муках! И солёный
Пот разъедает раны дочерна!
Под речь чужую, лающую бранно,
И под усмешки вражеских солдат,
Наперекор судьбе, врагу, тирану,
Рожает Мать под дулом автомат!
Зубами пуповину перегрызла...
И по - собачьи, языком своим
С младенца кровь слизала! Тихо пискнул!
Родился Сын! Не мёртвым, а живым!
Но передышки нет! И снова в стужу гонят!
Прижав младенца на допрос идёт!
Ей сильной надо быть! Они её не сломят...
Ей силу сын рождённый придаёт!
Курт ухмыльнулся гадко! Смотрит дерзко!
"Теперь ты - Мать! Подумай, КТО важней?!
Скажи, где партизаны! Мне доверься!
Ты СВОЕГО ребёнка пожалей!"
Молчит Олёна, сына прижимая
К груди своей! Туман в глазах и мрак!
"Я - Мать , но где отряд не знаю."
И гневом захлебнулся подлый враг!
Беснуется фашист в бессильной злости,
Ребёнка вырвал с материнских рук...
И вальтер выхватил! Раздался выстрел хлёсткий!
И заалело кровью всё вокруг....
Брезгливо сморщив нос, солдатам тельце бросил.
На штык поймали! Тихо, как в гробу!
Остекленевшими глазами Мать их просит:
"Отдайте Сына! С ним на казнь пойду!"
"Ведите к проруби! Там расстреляйте быстро.
И в воду сбросьте суку и щенка... "
Своих не выдала проклятому фашисту...
Ни слова не сорвалось с языка...
К себе прижав растерзанного Сына,
Она на казнь шагнула в пустоту...
И РАДУГОЙ окрасилась равнина,
В хрустальное виденье на свету....

апрель 2018
Марк Остерман
09.05.2019 04:53
Гражданская лирика
 
Марк Остерман
Домик в два крыльца
Войну я не застал, о ней я знаю
Лишь по рассказам деда и отца.
Но речь сегодня будет не об этом.
О доме расскажу, что в два крыльца.
Гостили мы в тот год в Ульяновске на Волге.
И как то ранним утром собрались
В лес за грибами. Взяли по кошелке.
В машину прыгнули и с места сорвались.
Бродили долго мы в лесу сосновом,
Грибов набрали столько, что не счесть.
Вдруг к деревушке вышли. И решили
На лавочку у домика присесть.
Домишко тот, ну прямо как из сказки.
Зачем то два крылечка у него.
Вокруг все в запустенье. Без подсказки
Нам стало ясно, тут хозяйка кто.
Заборчик реденький, едва на ладан дышит.
Сам домик ветхий, старенький такой.
Смеёмся с братом, шутим: "Вдруг услышит
И выйдет к нам Яга с избушки той."
И тут с тихоньким скрипом отворилась
В том доме дверь. Старушка на крыльцах.
Отец и дед поднялись. Поклонились.
"Нельзя ли, мать, воды испить в сенцах?"
Старушка улыбнулась нам беззубо:
"Входите в избу. Правды нет в ногах.
Да не смотрите, что стара халупа.
Сыны и муж погибли на фронтах."
Идем за ней. Тут сени. Комнатенка.
И печка русская. И запах пирогов.
"Вот напекла. Как вас ждала я только.
За стол садитесь. Чай давно готов."
Мы сели. Чай разлит. И к пирогам метнулись.
Старушка смотрит, а в глазах - слеза.
"Приснилось мне - сыны с войны вернулись.
С утра вас жду. Молилась образам."
Переглянулись с братом. Да здорова ль бабка?
О чем бормочет? Что за речь про сны?
Глаза подняли...Фото в старых рамках...
Семь человек на нас смотрели со стены...
"Шесть сыновей и мужа проводила.
Их друг за дружкой забрала война.
Семь похоронок разом получила.
Всем столько горя принесла она."
Сидит старушка. Руки все в морщинках.
Глядит на нас с улыбкой сквозь слезу.
В платочке белом. Прядь волос в сединках.
"Уж много лет как крест я свой несу."
Отец и дед, и мы вдвоем с братишкой
Молчим, не знаем, что же тут сказать.
Мороз по коже.А в душе - затишье.
И сердце из груди наружу рвется вспять.
Тут дед поднялся. Глаз таких не видел
Я у него ни разу! Никогда!
Тепло и боль переплелись во взгляде.
"Не думай, мать, сыны с тобой всегда."
"Как величать тебя? Скажи, чтоб мы то знали.."
"А бабонькой Макаровной зовут
Меня в деревне. Что ж вы замолчали?
Привыкла я. Так кличут меня тут."
"Давай ка, мать, мы дров тебе нарубим
Плетень починим, воду принесём.
Грибы возьми. Пожаришь. Есть их будем.
Теперь мы вместе крест твой понесём."
Руками вдруг всплеснув, старушка приподнялась...
"Зачем, родные? Вы же здесь в гостях.
Уж как я рада вам! И как я вас заждалась.
А вы и так с утра всё в беготнях."
До ночи задержались мы в том доме.
Забор чинили и крыльцо с плетнём.
А бабонька Макаровна глядела
С улыбкой тихой! Думой о своём.
Не знаю я, что чувствовал отец мой
И дед в тот день, что были мы у ней...
Но я и брат.. уверены мы были,
Что дождалась она с войны своих детей...
Мы уходили от нее уже за полночь.
Нас всех расцеловав, перекрестив,
Она тихонько прошептала: "Бог вам в помощь!"
Слезу смахнула, руки опустив.
Мы к ней вернулись через пять денёчков.
Подарки ей везли.... Вот только зря!
Второй уж раз не дождалась сыночков...
Сама к своим ушла...Тихонько догоря!
Лет двадцать с той поры уже минуло.
А я забыть все так же не могу...
Избушку в два крыльца...И бабушку седую...
И фото в старых рамках берегу!
Пусть не родня они... Но разве в этом дело?
Чужих не может быть в кровавой той войне!
Врага они разбили! Жизни не жалея!
И памятью о них горит огонь во мне!
И вот что хочется сегодня всем ребятам
В канун Победы Нашей мне сказать:
"В Полку Бессмертном рядом с тем солдатом
Седая мать его всегда должна стоять!"

апрель 2017
Марк Остерман
09.05.2019 04:52
Гражданская лирика
Статистика
Произведений
155
Написано отзывов
66
Получено отзывов
70
©2022 Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Копирование запрещено!